Референс-лист компанииРеференс-лист компании

        

       

 Сегодня в монтаже:


ГОСТИНЫЙ ДВОР, дек. 1999



Реконструкция старого Гостиного двора была основана на концепции сохранения его исторического облика, которую блестяще реализовал в своем проекте атриума Главный конструктор ЗАО "Курортпроект" Н.В.Канчели - никаких новых колонн в интерьер здания не вводить, усилить фундаменты, стены, надстроить двухэтажную часть поверх старых этажей и перекрыть новый горизонтальный уровень легким изящным атриумом, светопрозрачным покрытием. 

Компания ООО "Агрисовгаз" предложила идею создания искусственного климата во всем внутридворовом пространстве и выиграла тендер. В свою очередь, выполнить монтаж светопрозрачного покрытия компания предложила ОАО фирме "Стальконструкция", так летом 1997 года на стол Генерального директора Кривоносова С.С. лег проект атриума Гостиного двора - размером 189х82 м и площадью более 12,5 тыс.м2. 

Возведение покрытия Старого Гостиного двора должно было осуществляться в два этапа. На первом этапе в 1998 г. надо было смонтировать стальный несущий каркас из главных ферм и прогонов. Главные фермы с шагом 12,15 м располагались вдоль меньшего размера атриума, и тем не менее пролет их возрастал от 59 м вдоль ул. Ильинка до 82 м вдоль ул. Варварка. Прогоны располагались поперек главных ферм с шагом 5 м. 


На втором этапе, уже в 1999 г., надо было смонтировать поверх несущего каркаса само светопрозрачное покрытие из стали, алюминия и стекла. 

Монтаж главных несущих ферм покрытия вместе с прогонами вели параллельно с монтажом так называемой мансардной надстройки - того самого, формально, третьего этажа, который уравнивал "в правах" обе старые части Гостиного двора и на который так и не решился Джакомо Кваренги. 

На самом деле каждый этаж эпохи Кваренги это не менее двух этажей сегодня. Это хорошо видно на фотографиях, запечатлевших момент возведения мансардной надстройки. Последняя была установлена в проектное положение 19 июня 1998 г. 


Второй этап реконструкции Старого Гостиного двора заключался для фирмы "Стальконструкция-FAST" и ее производственного подразделения АО "Сталькон" в монтаже собственно светопрозрачного покрытия. Надо было по ранее смонтированным главным фермам и прогонам выполнить легкий металлический каркас из стали и алюминия в виде решетки с прямоугольными ячейками размерами (если не считать массу доборных элементов) от 1,25х1,5 м по середине покрытия и до 0,834х1,5 м по краям. Причем конструкции должны были поступать с завода на треть россыпью и требовалось их дальнейшее укрупнение на земле или наверху прямо на монтаже. 


Затем надо было уложить в эти ячейки 8317 специальных стеклопакетов, "начиненных" обогревающей стекло арматурой, после чего все загерметизировать. Это и будет прозрачной частью возводимого покрытия. 

Затем надо было так называемую непрозрачную (тоже обогреваемую) часть покрытия - еще более сложные, еще более многослойные (включая и монолитный железобетон) переходы от прозрачной части к водоотводящим лоткам (желобам), проложенным по всему периметру Старого Гостиного двора, куда должно было стекать все, что обычно стекает с крыш. 

Таким образом, предстояло выполнить два разных вид работ: первичный монтаж легких металлоконструкций, включая и стекло, и толику монолитного железобетона, и достаточно новую для нас работу по герметизации стекла, ибо герметик Спектрем-2, с которым предстояло работать, требовал определенных навыков. 

Герметизировать предстояло более 8000 стеклопакетов, каждый из которых с тремя стеклами, со специальной газовой (криптоновой) камерой и общей толщиной 31,5 мм. 

Фирма взялась за работу и фирма обязана была ее выполнить. Причем - с гарантией. 

Трехслойное стекло финской поставки приходило отдельно, заранее оснащенное специальной электрической арматурой, обеспечивающей обогрев стекла в холодное время. 

Особую заботу вызвали элементы многослойного "пирога", каким оказались конструкции непрозрачной части возводимого покрытия. То были, во-первых, крайние полосы переходов от основной - прозрачной - части покрытия к водоотводящим лоткам. Ширина непрозрачных полос вдоль длинных сторон атриума (Рыбного и Хрустального переулков) составляла порядка 3 м и около 0,5 м - вдоль коротких (улиц Ильинка и Варварка). "Пирог" этот включал в себя: несущие стальные элементы; профнастил по ним, который надо было потом защитить специальной мастикой; такой уникальный утеплитель, как "Foamglas", который также надо было защитить этой мастикой; два слоя гидроэзоляции по утеплителю; особый, с компенсированной усадкой монолитный железобетон с массой требований к своим компанентам и с встроенным в него греющим электрокабелем; защитную полимерную пленку поверх бетона. Не говоря уже о различной сливной арматуре из ПВХ и многодельных сливах в сами водоотводящие лотки. 

Вдоль коротких стен атриума непрозрачная часть покрытия оказалась еще более сложной, так как включала в себя тот же многослойный "пирог", но плюс к этому много дельные перегибы прозрачной части вдолдь осей 1 и 15, и ступеньки-клавиши наклонных частей покрытия. 

Дело в том, что вся основная прозрачная часть покрытия от оси 1 до оси 15 повторяет плавные овальные очертания главных ферм, но на осях 1 и 15 перегибается и переходит в направлениях к улицам Ильинка и Варварка в прямые уклоны - скаты вниз. При этом в другом направлении - к Хрустальному и Рыбному переулкам - уклоны и идут клавишами-ступеньками, меняя от ступеньки к ступеньке свою высоту. 

Сами же непрозрачные перегибы вдоль осей 1 и 15 помимо сливной системы труб из ПВХ и угольников к ним содержат и профнастил, и герленовую изоленту. и утеплитель "Foamglas", и массу металлических деталей из алюминия и оцинковки, которые надо было резать и гнуть по месту. 

Общая протяженность непрозрачнчой части покрытия (крайние полосы по внешнему периметру плюс перегибы вдоль осей 1 и 15) составила 480 м, вместе со ступеньками-клавишами - до 630 м многослойного "пирога". 

Кончно же, имея такую сложную геометрию (не говоря уже о начинке), фирма Агрисовгаз как изготовитель не могла пойти на то, чтобы заранее изготовить все эти детали в заводских условиях. На месте вряд ли бы что состыковалось. 

Пришлось организовывать специальные монтажные площадки на отм. 21,5 м, на которых мы резали, гнули и правили все это бесчисленное множество деталей. В этом отношении возведение покрытия Старого Гостиного двора можно считать уникальным шедевром. Эдакая "крышка шкатулочки" размером 80х180 м, ручной - штучной - работы. 

А 12 лет гарантии! Где это видано, чтобы на покрытие инженерного сооружения, какое бы оно ни было уникальное, давалась такая гарантия! Добросовестнейшие финны дают 5-6 лет. Мировая практика (в частности, немцы) прецедентов более 8-10 лет не знает. 

Подготовительные работы по герметизации стекла герметиком Спектрем-2 начались также заблаговременно. Фирма Агрисовгаз пригласила высококлассного специалиста из Финляндии. Бригада наших рабочих в течение нескольких дней в присутствии российской переводчицы прошла обучение по герметизации стеклопакетов. 

Монтаж прозрачной части заключался в следующем: сварные стальные рамы (в сборе с алюминием) заводской готовности размером 1,5x5 м с помощью типовых поперечных элементов укрупняли на земле, на специальных стендах в ячейки размером до 5x12 м. Если позволяла грузоподъемность монтажного крана (башенного), ячейки эти частично (приблизительно на треть) заполняли тут же на земле светопрозрачным стеклом, однако без герметизации. Чаще же стеклопакеты в специальной таре поднимали наверх отдельно, устанавливали на специально запроектированной платформе поверх несущих конструкций покрытия и затем бережно разносили вручную с помощью вакуумных присосок. 

К стеклопакетам покрытия Старого Гостиного двора отношение было почти религиозным. Особенно поначалу. Поэтому интересно было послушать представителя фирмы "Eglas OY" в России господина Лаури Лейнонена о том, как его фирма изготовляла эти стеклопакеты. Как резалось стекло, серийно выпускаемое англичанами, и специально закаливалось, чтобы обеспечить его полную безопасность. Затем верхнее закаленное стекло триплекса через специальную плёнку склеивалось с закаленным нижним, потом снизу триплекса (со стороны третьего закаленного стекла и газовой камеры) напылялась невидимая глазу тончайшая токопроводящая пленка, к которой припаивались электрические выводы. По этим выводам и должен был подаваться ток, обеспечивающий нагрев всего стеклопакета. Стык между триплексом и третьим слоем стекла тут же, на заводе, герметизировался по всему периметру. При этом нам на монтаже необходимо было положить свой герметик Спектрем-2 так, чтобы он не коснулся заводского герметика (а расстояние между ними измерялось миллиметрами), для чего необходимо было обеспечить надежную изоляцию одного герметика от другого за счет легких уплотнительных профилей. И все это на длине в 39 900 м! 

Как и полагается солидному поставщику, финны не только предупредили нас о дорогом удовольствии иметь дело с ними (не стесняясь в долларовой оценке за каждый разбитый стеклопакет). Они организовали на монтажной площадке свою группу входного контроля, проверявшую состояние, в котором приходил из Финляндии каждый стеклопакет: разбит он или нет, сохранилась ли заводская герметизация или нет; они же "прозванивали" электроарматуру каждого стеклопакета. Все вышедшее из строя безоговорочно заменялось. И однако же, несмотря на то, что "русские", казалось бы, явно не больше, чем они сами, сдували пыль с каждого стеклопакета, к их великому изумлению, потери "русских" оказались несравнимо меньше их собственных. При допускаемой норме потерь в 2-4%, т.е. 150?300 шт. из общего числа 8317 стеклопакетов, фирма "Сталькон" потеряла на круг всего... 8 стелопакетов. 

Что же касается пыли, то, к сожалению, сдувать ее приходилось не только в переносном смысле. Это была, пожалуй, единственная из проблем, которую так и не удались решить должным образом за все время строительства. Герметик Спектрем-2 оказался очень чувствительным к грязи и пыли. А поставщик герметика Спектрем-2 гарантировал качество уложенного герметика (при соблюдении технологии работ) только в том случае, если мы будем герметизировать свои стеклопакеты в их проектном положении, наверху, избегая естественной монтажной встряски. 

Но и наверху, в каждом из звеньев, постоянно занимавшихся герметизацией, "протирщики" (или просто ? чистильщики от пыли) были одними из самых уважаемых товарищей. После того как каждый стеклопакет (на земле или наверху) был установлен в свое гнездо отдельной бригадой из 4?5 человек с помощью ручных пневмоприсосок (по одной на каждый из четырех углов стеклопакета), после того, как в каждый шов специальные "забойщики" ювелирно уложили уплотнительные профили, регулируя глубину их залегания в пределах от 4 до 6 мм (!) и тем самым надежно изолируя заводской герметик от герметика Спектрем-2, к работе приступали "протирщики". Сначала они сдували пыль в буквальном смысле слова в каждом шве с помощью шлангов, подключаемых к компрессору. Затем брали в руки белоснежные хлопчатобумажные салфетки (тоже специальной финской поставки) и, смочив их обезжиривающим составом, почтительно припадали к торцам стеклопакетов, тщательно протирая их до тех пор, пока на белоснежной салфетке не останется ни единого следа от возможного загрязнения. При этом в соответствии с заранее разработанной Инструкцией и по рекомендации финской стороны категорически запрещалось или... скажем так: среди уважающих себя господ "протирщиков" пыли считалось дурным тоном дважды касаться торца стеклопакета одним и тем же местом салфетки. И чтобы это неукоснительное правило столь же неукоснительно и соблюдалось, каждая салфетка предварительно складывалась в 8 раз и затем начинала в руках "протирщика" постепенно как бы распечатываться, расцветая разными оттенками от черной пыли. 

И только после всех этих многочисленных манипуляций к работе приступал главный герметист ? "человек с пистолетом", ручным, так как пневматический нам не подошел. Это был один (или два в зависимости от обстоятельств) из тех, кого обучал в своё время финн на подготовительном этапе. И хотя финн хвалил своих учеников уже тогда, когда обучал их на подготовительном этапе, его похвалу тогда можно было отнести и за счет его вежливости, ибо он не скрывал, что настоящую квалификацию при работе с герметиком Спектрем-2 он и его товарищи (работавшие тогда в США) приобретали годами. Выражал он сомнение и в том, что предполагаемые четыре бригады по 4?5 человек способны загерметизировать более 11 тыс. м2 за 3?4 месяца. По его мнению, здесь должны были трудиться не менее 10 таких бригад. 

Монтаж светопрозрачного покрытия на втором, последнем, этапе реконструкции Старого Гостиного двора фирма "Сталькон" закончила 8 октября 1999 г. Однако до начала декабря была смонтирована еще и так называемая смотровая площадь в атриуме по ул. Варварка - это 16 т "соломы" на длине в 42 м, консолью выступающей на отм. 18 м на внутреннем фасаде вдоль ул. Варварка. И еще: было демонтировано 330 т сплошных подмостей из профнастила. Демонтировать их приходилось под уже смонтированным светопрозрачным покрытием, к которому не то что прикасаться, приближаться нельзя было снизу со стороны подмостей какой-либо серьезной монтажной техникой (например, стрелами монтажных кранов). Это очень даже не рекомендовалось, и гензаказчик ОАО "Гостиный двор" следил за этим с особым пристрастием. 

Поэтому применили технологию, опробованную еще нашими дедами. Многодельную, но тут уже ничего не поделаешь. Вручную вешали легкие грузовые блочки и с их помощью, и с помощью электролебедок, установленных на отм. 0.00 (перемещавшихся, однако, по шлифованному граниту на резиновых колесах) произвели весь демонтаж. Но и здесь монтажники АО "Сталькон" изловчились так вести работы на отм. 20.0 м, что нисколько не стеснили и не сдержали ход работ по укладке шлифованного гранита на отм. 0.00. 

И хотя для того, чтобы снимать грузовые блочки в тех местах, куда после демонтажа лесов невозможно было подобраться, вместо кранов разрешено было запускать на свежеуложенный гранит автогидроподъемники (правда, с великими предосторожностями, настилая специальные защитные полы), монтажники отказались и от них. Считая все гениальное самым простым, изготовили сравнительно легкие мостики, которые вручную впятером-вшестером выдвигали консольно на 4,5-5 м, доставая, таким образом, до "недоступных" грузовых блоков.